Хочу помочь
Сумма к сбору:
382158 руб.
Осталось собрать:
148003 руб.
Стародубов Кирилл (годовая поддержка)
Год рождения: 2016. Дата вступления в проект: декабрь 2019 г.
Диагноз: ДЦП, синдромальная генетическая патология, ДЦП синдром гипотонически-астатическая форма, тетрапарез, IV уровень двигательной активности, задержка психического и речевого развития, сходящееся альтернирующее косоглазие, паретическая плоско-вальгусная деформация стоп.
Цель сбора: годовая поддержка Стародубова Кирилла в 2020г.

Фонд собирает средства для оплаты:

  • Тренажера для ходьбы Pacer (Rifton) среднего размера -225 450 руб. (оплачен в декабре 2019)
  • Аппарат на голеностопный сустав (2 шт.) – 98 000 руб.
  • Консультация врача-ортопеда (в офисе консультанта) — 4 700 руб. (оплачена в декабре 2019)
  • 5 оценочно – обучающих консультаций по программе сопровождения МУВ — 54 000 руб.

Итого: 382 158 руб.

Кирилл родился в первый месяц зимы, долгожданный и единственный ребенок у родителей – «наша звездочка», как они его называют. Беременность у мамы протекала нелегко, преждевременные роды на 35 неделе, по шкале Апгар 8/8 баллов, вес 2300, рост 48. Малыш закричал и его практически сразу унесли. Все три дня он находился в кувезе, в отдельном блоке интенсивной терапии, в состоянии средней тяжести. Его можно было навещать только один раз в день на 1 час.

Из письма мамы: «Было очень тяжело видеть, как все мамочки берут своих малышей, целуют, а я не могла. Потом сына перевели в отделение патологии, там я смогла через несколько дней взять его на руки, прижать к себе. Он был ростом, по словам соседки по палате, как пупс ее дочери. В ОПН сообщили о множественных проблемах со здоровьем сына: врожденная пневмония, желтуха, врожденные пороки сердца, врожденная катаракта, церебральная ишемия, на НСГ увидели кисты. На тот момент доктора смотрели на ситуацию с оптимизмом, и прогноз давали о разрешении части проблем со здоровьем. И все же после первого посещения врача, когда посыпались один, за одним диагнозы, просто щемило сердце. Особенно запомнила Новогоднюю ночь с 2016 на 2017 год. Кругом радость, веселье, а мы в больничной палате, в полной темноте, каждые три часа кормим своих малюток и не знаем, что ждет впереди, какой путь нам предстоит».

Кирилл был выписан домой под наблюдение поликлинических специалистов. Шло время, ровесники малыша уже уверенно держали голову и активно пытались ползать и садиться, а Кирилл едва мог держать голову, об остальном и речи не было. Неврологи ставили мышечную дистонию, выписывали ноотропные препараты и назначали массажи. Все назначения родители выполняли добросовестно. В 2,5 месяца у малыша во время прогулки случился приступ апноэ.

Из письма мамы: «Никому не пожелаю увидеть, как твой ребенок резко обмякает, превращается в «тряпочку», я носилась по парковке у дома, стучала во все машины, соседи вызвали скорую. К моменту приезда скорой, Кирилл пришел в себя. Нас госпитализировали, но в больнице не нашли причину апноэ. После этого случая ночи стали еще более бессонными, постоянный контроль за дыханием. Сделали нейросонографию, но патологий не обнаружили, причину приступа так и не нашли».

Только к 7 месяцам Кирилл стал переворачиваться в одну сторону, и родители снова забили тревогу, посетили не одного невролога, но и окулиста, кардиолога, прошли несколько курсов массажа. Никто не мог поставить точного диагноза, почему Кирилл не развивается физически, не сидит самостоятельно, не ползает, не стоит и соответственно не ходит с поддержкой. Только в конце первого года жизни родители впервые услышали о вероятности ДЦП и через некоторое время этот диагноз подтвердился.

Из письма мамы: «С момента рождения сыночка наша семья прилагает все усилия для его развития: массажи, остеопаты, медикаментозное лечение, прошли 6 курсов восстановительного лечения в медицинском центре, в Москве и все это дало свои результаты!
Не только специалисты занимаются с Кирюшкой, мы сами делаем с ним упражнения на крупную и мелкую моторику, упражнения на мяче, у шведской стенки. Нас обучили в центре необходимым упражнениям, но нужен контроль и ведение реабилитации в динамике, обучение новым упражнениям для самостоятельной работы в периодах между реабилитациями. Сейчас Кирилл уже много достиг: держит голову, присаживается, самостоятельно встает, держась за перила. Еще год назад он мог только лежать или сидеть в коляске, а сейчас расширяет кругозор. Он понял, что можно подползти к нужному предмету, подтянуться и взять его. Пока самостоятельное вставание «хромает», но ему нравится вставать. Врачи-реабилитологи подтверждают, что сейчас есть возможность для компенсации физического развития Кирилла. Мы в него верим, верят в него и те, кто с ним занимается».

В поселке, где живет Кирилл, нет реабилитационных центров и специалистов по реабилитации. Семье на все реабилитационные мероприятия приходится ездить с пересадками 2 часа в одну сторону. Маршрутки не приспособлены перевозить коляски, а иногда перегруженные проезжают мимо. Все обследования, консультации специалистов, услуги остеопата, генетический и иные анализы родители оплачивают сами, поскольку по ОМС некоторые услуги не предусмотрены. А на те, что предусмотрены, многомесячная очередь. Свыкнуться с мыслью, что нужно просто потерять три-четыре месяца в очереди, когда сыну нужна помощь, родители не могут.

Из письма мамы: «…конечно, все, что происходило и происходит в душе, не опишешь. Многие родители, которые воспитывают деток с особенностями проходят через испытания: депрессию, уныние, слёзы каждую ночь от безысходности, о том, что вот еще недавно было все по-другому: работа, быт, мечты, а теперь все совсем другая жизнь. Это тяжело. Я не стала это все описывать. Я понимаю, что такие как мы, через больницы проходят сотнями. Это очень непростой жизненный опыт. Каждый раз берешь себя в руки и снова карабкаешься вверх, насколько сил хватит».

Кроме основного заболевания Кириллу необходим контроль за глазами, высокая миопия и большой угол косоглазия. В мае 2019 года был сделан 1 этап операции по исправлению косоглазия и проведены 2 курса лечения, это частично решило проблему, но миопия на правом глазу продолжает расти и на сегодняшний день уже – 12.5. Из-за плохого зрения у Кирилла во многом страдает координация, он плохо видит вдаль и поэтому пугается, когда резко кто-то приближается.

Из письма мамы: «Несмотря на диагнозы Кирилл жизнерадостный мальчик, наш маленький озорник, он любит посылать воздушные поцелуи новым знакомым и махать им приветливо рукой. Недавно научился ползать по-пластунски. Знает и показывает части тела, многих животных, основные цвета и формы, умеет собирать и разбирать пирамиду. Кирилла завораживают книги, очень любит их смотреть, листать, слушать, как читают. Любит музыку, имитирует игру на гармошке под песенку Крокодила Гены. Говорит пока немного: мама, папа, баба, мемо (Немо домашняя рыбка) вампа (лампа), яба (ряба), ава (собака), пока-пока. а также. Одеваться у Кирилла не получается, но он самостоятельно снимает шапку и расстегивает молнию на комбинезоне каждый раз, как мы возвращаемся с прогулки. Умеет расстегивать липучки на обуви и это ему очень нравится. Часто летом вместо спокойной прогулки, занимаемся физическими упражнениями: Кирилл подтягивает ногу в коляске и расстегивает туфли, тут же с победным криком они летят на землю. Стоит снова одеть и все повторяется заново.
И все же, оглядываясь на тот путь, который Кирюшка уже прошел, мы не теряем надежды на то, что он сможет встать на ножки и сделать свои первые, самостоятельные шаги!».

Кириллу для правильного развития необходима вертикализация: активная — в тренажере ходьбы и пассивная — в вертикализаторе, адаптированное кресло с тазовым ремнем и подлокотниками, чтобы предотвратить неправильное положение при сидении и впоследствии не спровоцировать проблемы с позвоночником и тазобедренными суставами, индивидуальные аппараты на голеностопные суставы.

В Фонд обратилась мама Кирилла с просьбой оказать помощь в оплате тренажера ходьбы Рифтон среднего размера, индивидуальные аппараты на голеностопные суставы и 5 оценочно-обучающих консультаций по программе сопровождения МУВ.

ДЦП – это не приговор. Его последствия можно свести к минимуму, и дать шанс ребенку на полноценное будущее. Главное — своевременная и регулярная реабилитация.

Хочу помочь
Бартош Денис (Сбор на занятия по иппотерапии)
Осталось собрать
65750 руб.
Дьяков Алеша
Осталось собрать
144200 руб.
Ковлагина Софья (годовая поддержка)
Осталось собрать
523820 руб.
Литвинюк Мария (годовая поддержка)
Осталось собрать
170260 руб.
Щукин Алеша (годовая поддержка)
Осталось собрать
67205 руб.
Консультация врача ортопеда
Осталось собрать
52690 руб.
Нестерова Анастасия (годовая поддержка)
Осталось собрать
305749 руб.
Шестаков Данила
Осталось собрать
53998 руб.
Бычков Георгий (сбор на участие в соревнованиях по бочча)
Осталось собрать
36000 руб.
Стародубов Кирилл (годовая поддержка)
Осталось собрать
148003 руб.
Атикова Арина
Осталось собрать
101524 руб.
Зарецкая Аня
Осталось собрать
118551 руб.
Кишкин Вова (годовая поддержка)
Осталось собрать
422300 руб.
Сергеева Лиза (годовая поддержка)
Осталось собрать
87022 руб.
Сараева Лиза-Мария (годовая поддержка)
Осталось собрать
167839 руб.
Никулины Кирилл и Аня (годовая поддержка)
Осталось собрать
33177 руб.
БОЧЧА Соревнования и сборы
Осталось собрать
149699 руб.
Проект «АДРЕСА ДОБРОСЕРДИЯ»
Проект «ТЫСЯЧА СЕРДЕЦ»
Проект «ПОМОЩЬ УЧРЕЖДЕНИЯМ И ОРГАНИЗАЦИЯМ»
Административные нужды фонда
Уставные цели фонда
нужна помощь

Принципиальные подходы Благотворительного фонда «Добросердие» к оказанию помощи в лечении и реабилитации детей с ДЦП.

    1.
    Общие принципы оказания помощи.
  • 1.1.
    Мы оказываем помощь в оплате лечения и реабилитации детям-инвалидам с диагнозом детский церебральный паралич (ДЦП).
  • 1.2.
    Мы взаимодействуем с законным представителем ребенка, как правило, родителем, действуя в интересах ребенка.
  • 1.3.
    Решение об оказании помощи в лечении или реабилитации детей с ДЦП принимается только после консультации с экспертом Фонда – врачом-ортопедом.
  • 1.4.
    Мы оплачиваем реабилитацию только в тех реабилитационных центрах, которые указаны на сайте нашего фонда.
  • 1.5.
    Мы стремимся оказать помощь максимальному количеству детей, но из-за ограниченности наших ресурсов не можем помочь всем, кто в этом нуждается.
  • 1.6.
    Мы не можем гарантировать, что средства будут собраны и счет оплачен к определенной дате.
  • 1.7.
    Мы оставляем за собой право отказать в помощи без объяснения причин.
    2.
    Кому, и на какие цели оказывается помощь.
  • 2.1.
    Мы оказываем помощь детям-инвалидам с ДЦП до 18 лет, являющимся гражданами РФ, проживающими в регионах Москва и Московская область, независимо от национальности, убеждений, вероисповедания.
  • 2.2.
    Мы помогаем семье ребенка- инвалида с ДЦП оплатить дорогостоящее лечение или реабилитацию, в т.ч. покупку технических средств реабилитации.
    3.
    Условия предоставления помощи.
  • 3.1.
    Мы не переводим средств на счет законного представителя ребенка, мы оплачиваем счет на лечение или реабилитацию за законного представителя ребенка.
  • 3.2.
    Мы считаем обязательным документальное подтверждение законным представителем ребенка обстоятельств и фактов, на которые есть ссылки в обращении в фонд.
  • 3.3.
    Мы не оплачиваем счета за лечение или реабилитацию без оформления договора пожертвования, регламентирующего как, на что и в какие сроки будут эти средства израсходованы.
  • 3.4.
    Законный представитель ребенка-инвалида может планировать заезд в реабилитационный центр только после того, как средства за лечение/реабилитацию ребенка поступили от Фонда на расчетный счет реабилитационного центра, в любом ином случае Фонд не несет никаких обязательств по оплате.
  • 3.5.
    Мы считаем обязательной отчетность получателея помощи о целевом использовании средств.
    4.
    Фонд не оплачивает
  • 4.1.
    Мы не оплачиваем услуги экстрасенсов, биоэнергетиков, шаманов, колдунов и ясновидящих.
  • 4.2.
    Мы не оплачиваем продукты питания, за исключением случаев, когда питание является лекарством.
  • 4.3.
    Мы не оформляем никаких документов и ничего не оплачиваем прошедшим числом.
  • 4.4.
    Мы не оплачиваем аренду жилья.