Ким Илья

Kim_Ilya_100p.jpg

Татьяна родила Илюшу, когда ей было 46 лет. На тот момент у нее было уже двое взрослых детей, хорошая высокооплачиваемая работа, стабильная, упорядоченная жизнь. Всю беременность она соблюдала рекомендации и назначения врачей, регулярно делала все нужные обследования и анализы. Ребенок развивался нормально, никаких сомнений насчет его здоровья ни у будущей мамы, ни у медиков не возникало.

Небольшой отрывок из письма Татьяны:

Ребенок родился нормальным, 4 кг весом. И я радовалась до 6 месяцев. Потом неожиданно начались приступы — поставили диагноз симптоматическая эпилепсия. Купировать их удалось только в годик, но из-а приема большого количества препаратов (в том числе и Депакин ХРОНО) стало видно, что ребенок в психическом плане отстает от сверстников. Пропала лепетная речь, исчезло понимание обращенной речи. В 1,5 года нам дали инвалидность и мы стали заниматься с психологом и логопедом в реабилитационном центре. Но становилось все хуже — ребенок перестал идти на контакт совсем. Мне пришлось уволиться с работы и устроситься к «частнику», то есть взять работу на дом. Платили немного, но зато я могла ездить с ребенком на лечение. В 2008 году мы 3 раза ездили в филиал Самарского Реацентра в г. Волгоград. но результат был нулевым. Потом оттуда попали в Санкт-Петербург к эпилептологу Зайцеву, нам сделали ночноый ЭЭГ и выяснили, что у ребенка поражение ЦНС — затронута лобно-височная доля левого полушария, которая называется еще Зоной Брокке и Вернике. Был добавлен диагноз Моторно-сенсорная алалия, да еще и частичный аутизм. Именно поэтому ребенок не идет на контакт, а живет в своем мире. Нам отменили Депакин и назначили Акатинол и другие дорогие лекарства, котрых нет в перечне бесплатных. В 2009 году я с сыном съездила на лечение в Китай, мы прошли 2 курса лечения по 3 месяца. Сдвиги были, конечно, но совсем небольшие, да и чужая речь не особенно способствовала развитию речи у Илюши.

В 2010 году я сумела попасть на прием к профессору Севастьянову В.В. из Йошкар-Олы. После лечения я сразу увидела результат! ребенок начал пытаться говорить! Да, он произносит всего несколько букв — логопед сказал, что у него сильно атрофированы мышцы языка. Но сенсорная алалия постепенно отступает, теперь нужно бороться с моторной алалией. Ребенок стал общаться, выполнять несложные задания, распознавать и по-своему называть цвета и формы. Конечно, многого еще нужно добиться, важно продолжать лечение и занятия.

Лечение дало результаты: у мальчика появилось много новых слов, даже свой «юмор», он по-другому стал реагировать на обращенную к нему речь, ему стало намного интереснее жить, т.к. был дан толчок для развития интеллекта Илья стал больше понимать.

Татьяна с сыном живут на острове Сахалин, поэтому чтобы добраться до Центра, им нужно сначала лететь на самолете до Москвы, а потом поездом ехать до Йошкар-Олы. А ведь еще нужно будет купить рекомендованные вречами медикаменты, взять немного денег с собой, и наконец, самое важное — оплатить собственно лечение и проживание. Это очень большие расходы и Татьяне самой не справиться.

Оказанная помощь:

2011 год

  • Курс реабилитации в «Центре патологии речи и нейрореабилитации» Профессора В.В. Севастьянова в июне 2011 года.
  • Курс реабилитации в «Центре патологии речи и нейрореабилитации» Профессора В.В. Севастьянова в декабре 2011 года.

Kim_Ilya

нужна помощь

Принципиальные подходы Благотворительного фонда «Добросердие» к оказанию помощи в лечении и реабилитации детей с ДЦП.

 

1. Общие принципы оказания помощи.
  • 1.1. Мы оказываем помощь в оплате лечения и реабилитации детям-инвалидам с диагнозом детский церебральный паралич (ДЦП).
  • 1.2. Мы взаимодействуем с законным представителем ребенка, как правило, родителем, действуя в интересах ребенка.
  • 1.3. Решение об оказании помощи в лечении или реабилитации детей с ДЦП принимается только после консультации с экспертом фонда – врачом-ортопедом.
  • 1.4. Мы оплачиваем реабилитационные мероприятия только в тех реабилитационных центрах, которые указаны на сайте нашего фонда.
  • 1.5. Мы стремимся оказать помощь максимальному количеству детей, но из-за ограниченности наших ресурсов не можем помочь всем, кто в этом нуждается.
  • 1.6. Мы не можем гарантировать, что средства будут собраны и счет оплачен к определенной дате.
  • 1.7. Мы оставляем за собой право отказать в помощи без объяснения причин.
2. Кому, и на какие цели оказывается помощь.
  • 2.1. Мы оказываем помощь детям-инвалидам с ДЦП до 18 лет, являющимся гражданами РФ, проживающими в регионах Москва и Московская область, независимо от национальности, убеждений, вероисповедания.
  • 2.2. Мы помогаем семье ребенка-инвалида с ДЦП оплатить дорогостоящее лечение или реабилитацию, в т.ч. покупку технических средств реабилитации.
3. Условия предоставления помощи.
  • 3.1. Мы не переводим средств на счет законного представителя ребенка, мы оплачиваем счет на лечение или реабилитацию за законного представителя ребенка.
  • 3.2. Мы считаем обязательным документальное подтверждение законным представителем ребенка обстоятельств и фактов, на которые есть ссылки в письме-обращении в фонд.
  • 3.3. Мы не оплачиваем счет за лечение или реабилитацию без оформления договора пожертвования, регламентирующего как, на что и в какие сроки будут эти средства израсходованы.
  • 3.4. Законный представитель ребенка-инвалида может планировать точную дату лечения (в т.ч. обследований) или реабилитации (в т.ч. приобретения ТСР) только после того, как  денежные средства поступили от фонда на расчетный счет организации, выставившей счет. В иных случаях фонд не несет никаких обязательств по оплате.
  • 3.5. Мы считаем обязательной отчетность законного представителя ребенка (родителя) о целевом использовании средств в соответствии с договором.
4. Фонд не оплачивает
  • 4.1. Мы не оплачиваем услуги экстрасенсов, биоэнергетиков, шаманов, колдунов и ясновидящих.
  • 4.2. Мы не оплачиваем продукты питания, за исключением случаев, когда питание является лекарством.
  • 4.3. Мы не оформляем никаких документов и ничего не оплачиваем прошедшим числом.
  • 4.4. Мы не оплачиваем аренду жилья.