Шенгелия Артем

Шенгелия Артем

Оказанная помощь:

2011 год

  • Курс лечения в «Реабилитационном центре для детей и подростков с ограниченными возможностями» с 14.02.2011 по 06.03.2011

Письмо мамы:

Добрый день! Обращается к Вам мама Шенгелия Артема. Моему сынишке 6 лет, у него диагноз ДЦП, спастическая диплегия. Интеллект у Артема полностью сохранен, мальчик развит по возрасту. Он читает по слогам, пишет печатными буквами, любит собирать из конструктора Lego космические аппараты, хорошо разговаривает. Поражен у Артема в основном опорно-двигательный аппарат.

Диагноз Артему долго не могли поставить, подозревали генетические заболевания, туберозный склероз. Наконец, в 2 года сыну поставили диагноз ДЦП и дали инвалидность.

Случай у нас нетипичный. Что стало причиной заболевания для меня, по крайней мере, не ясно. Где скрываются причины травмы — в перинатальном периоде или же во время рождения при проведении кесарева сечения? Я склоняюсь к тому, что все-таки врачи навредили, хотя теперь уже все равно не важно, где истоки проблемы, ведь все равно прихдится бороться с последствиями.

Артем родился переношенным на 1 неделю, это выяснилось только в роддоме. Мне делали экстренное кесарево сечение, т.к. родовая деятельность была слабой. Весил Артем 4350 гр, ростом был 57 см. По шкале Апгар врачи дали высокую оценку 8/9 баллов и, как положено, на пятый день выписали нас домой. Невропатолог из детской поликлиники записала в медицинской карточке: «Последствие перинатального поражения центральной нервной системы». На мой вопрос, что это значит и представляет ли это угрозу здоровью ребенка, врач только отмахнулась и заверила меня, что ребенок ослабленный, тонус в мышцах пониженный — такая проблема практически у всех малышей, родившихся с помощью кесарева сечения. Нам даже не назначили лечебный массаж. Я сама делала те упражнения, которым учат в комнате здорового ребенка. Время, конечно, было упущено!

До 6 месяцев Артем, как мне казалось, развивался нормально. Но позже, когда уже в работу должна была включаться нижняя половина туловища, началась задержка. Сидеть он смог с 8 месяцев, встал на ноги возле опоры в 1 год и 1 месяц, тогда же и пополз. Но все равно нам ставили только задержку физического развития. Да и я сама не замечала никаких отклонений в умственном развитии у сына — он был таким хорошеньким, упитанным и веселым малышом. Когда он сидел на приеме у невролога в поликлинике в 9 месяцев, смеялся и играл в «ладушки», врач в ответ моей маме — а у нее уже давно возникли опасения и она пришла на прием с вырезкой из журнала про симптомы ДЦП — говорил: «Не наговаривайте на ребенка, вы еще детей с ДЦП не видели!» Кстати, это московская детская поликлиника, мы тогда еще жили в Москве, а не в какой-то глуши. В 1 год и 3 месяца врач-невролог из поликлиники №18 все же констатировал, что все признаки указывают на легкую степень ДЦП. Но тут же обнадежил, что если лечить, к 3-м годам ребенок догонит сверстников. И мы начали лечиться: бесплатные больницы с ужасными условиями, как следствие, постоянные инфекционное болезни и ноль результатов.

К 2-м годам Артем ходил, держась за 1 руку, и делал несколько шагов самостоятельно. Но не догнали мы сверстников ни к 3, ни к 4, ни даже к 6 годам. Сейчас нам ставят среднюю степень тяжести ДЦП. Перебирая в уме прошлое, пытаюсь понять, что я недосмотрела, упустила? Слишком много полагалась на мнение врачей? Может быть зря соглашалась на все прививки, которые планово делали сыну наравне со здоровыми детьми? Опыта у меня не было тогда никакого, это был мой первый долгожданный ребенок.

Медленно, но все-таки идут у нас положительные результаты. Артем становится сильнее, выносливее. Может сам пройти небольшой расстояние, но с моей постоянной страховкой. Как только видит, что я отошла чуть дальше, сразу теряет равновесие, боится упасть. на ногах у него как будто тяжелые гири привязаны — спотыкается, часто падает, с трудом держит равновесие. Ходить самостоятельно так и осталось для нас мечтой.

Но я не могу смириться с тем, что это заболевание теперь с нами навсегда. Мы много занимаемся дома: силовые упражнения, беговая дорожка, тренируем равновесие. Я оставила свою любимую работу архитектора-дизайнера, т.к. быть рядом с сыном для меня сейчас самое главное. Ведь я его тренер ЛФК, учитель, помощник и друг. Да и не с кем его дома оставить, воспитываю ребенка одна. Но конечно, как бы мы ни старались дома, реабилитацию в специализированных центрах это не заменит.

Я уверена, что при систематической и грамотной реабилитации мы добьемся успеха, сможем самостоятельно ходить, а значит, Артем войдет в жизнь как полноценный человек и будет счастлив.

Шенгелия Артем

нужна помощь

Принципиальные подходы Благотворительного фонда «Добросердие» к оказанию помощи в лечении и реабилитации детей с ДЦП.

 

Общие принципы оказания помощи.

 

1. Мы оказываем помощь в оплате лечения и реабилитации детям-инвалидам с диагнозом детский церебральный паралич (ДЦП).

2. Мы взаимодействуем с законным представителем ребенка, действуя в интересах ребенка.

3. Решение об оказании помощи в лечении или реабилитации детей с ДЦП принимается только после консультации с экспертом фонда – врачом-ортопедом.

4. Мы стремимся оказать помощь максимальному количеству детей, но из-за ограниченности наших ресурсов не можем помочь всем, кто в этом нуждается.

5. Мы не можем гарантировать, что средства будут собраны и счет оплачен к определенной дате.

6. Мы оставляем за собой право отказать в помощи без объяснения причин.

 

Кому, и на какие цели оказывается помощь.

 

1. Мы оказываем помощь детям-инвалидам с ДЦП до 18 лет, являющимся гражданами РФ, проживающими в регионах Москва и Московская область, независимо от национальности, убеждений, вероисповедания.

2. Мы помогаем семье ребенка-инвалида с ДЦП в оплате лечения или реабилитации, в т.ч. оплате технических средств реабилитации.

 

Условия предоставления помощи.

 

1. Мы не переводим средств на счет законного представителя ребенка, мы оплачиваем счет на лечение или реабилитацию за законного представителя ребенка.

2. Мы считаем обязательным документальное подтверждение законным представителем ребенка обстоятельств и фактов, на которые есть ссылки в письме-обращении в фонд.

3. Мы не оплачиваем счета без оформления договора пожертвования, регламентирующего как, на что и в какие сроки будут эти средства израсходованы.

4. Законный представитель ребенка-инвалида может планировать точную дату лечения (в т.ч. обследований) или реабилитационных мероприятий (в т.ч. приобретения ТСР) только после того, как  денежные средства поступили от фонда на расчетный счет организации, выставившей счет. В иных случаях фонд не несет никаких обязательств по оплате.

5. Мы считаем обязательной отчетность законного представителя ребенка (родителя) о целевом использовании средств в соответствии с договором.

 

Фонд не оплачивает

 

1. Мы не оплачиваем услуги экстрасенсов, биоэнергетиков, шаманов, колдунов и ясновидящих.

2. Мы не оплачиваем продукты питания, за исключением случаев, когда питание является лекарством.

3. Мы не оформляем никаких документов и ничего не оплачиваем прошедшим числом.

4. Мы не оплачиваем аренду жилья.

5. Мы не оплачиваем курсовую реабилитацию.

 

99 184 958
рублей передано на нужды благополучателей фонда.
782
ребёнка с церебральным параличом получили лечение и реабилитацию.
216
детей получили технические средства реабилитации.
26
медицинских и образовательных учреждений получили необходимое оборудование.
Подпишитесь на рассылку
Делимся отчётами, рассказываем о жизни фонда и подопечных.
Подпишитесь на рассылку
Делимся отчётами, рассказываем о жизни фонда и подопечных.