СМИ О НАС
08.06.2009
«Помочь не детдому, а детям», статья на сайте www.miloserdie.ru

Государство утверждает, что наши интернаты и детские дома обеспечены всем необходимым. И в самом деле, только на одежду для одного воспитанника выделяется ежегодно около 20 тысяч рублей. Между тем состояние многих государственных интернатных учреждений для сирот остается крайне плачевным, а многие из нас хотя бы раз, да собирали «вещи в детский дом». Что же происходит? Об этом нам рассказала президент благотворительного фонда «Добросердие» Надежда ВОЛОБУЕВА.

Государство утверждает, что наши интернаты и детские дома обеспечены всем необходимым. И в самом деле, только на одежду для одного воспитанника выделяется ежегодно около 20 тысяч рублей. Между тем состояние многих государственных интернатных учреждений для сирот остается крайне плачевным, а многие из нас хотя бы раз, да собирали «вещи в детский дом». Что же происходит? Об этом нам рассказала президент благотворительного фонда «Добросердие» Надежда ВОЛОБУЕВА.

— Что главное в материальной помощи детским домам? Подарки на праздники? Одежда? Компьютеры? Ремонт?

— Всегда необходимы медикаменты, предметы личной гигиены, обязательно материалы для рукоделия — дети за него берутся с удовольствием: выпиливают, выжигают, лепят, вяжут. Еще нужно медицинское оборудование, которое практически во всех детдомах устарело уже в прошлом веке. Зачастую в провинции ремонт в детских домах проводился последний раз в пятидесятых годах — тогда надо именно с этим помочь в первую очередь. Но прежде чем помогать конкретному детдому, всегда лучше приехать и самим все посмотреть — ситуация везде очень разная.

— Но есть мнение, что детдома уже переполнены и государственной, и спонсорской помощью. Это так?

— Увы, из областного бюджета денег выделяется недостаточно. Особенно в небольших городах и поселках в регионах России. Там детские учреждения очень нуждаются в дополнительном финансировании и помощи. Конечно, многое зависит от руководителя: если директор активен, не стесняется просить помощи у местной власти и в благотворительных организациях, то в его учреждении, как правило, ситуация намного лучше, чем у менее энергичного и бойкого руководителя.

Потом, основной поток благотворительных средств в регионы идет из Москвы и других крупных городов. Поэтому чем ближе учреждение к таким центрам, тем больше благотворительных организаций предлагает им свою помощь, их навещает. Много зависит от близости крупных предприятий — они часто берут детские дома под опеку. Глядя на такие опекаемые интернаты, действительно можно подумать, что везде изобилие, но это не так.

Конечно, сейчас не 90-е, и на питание, скажем, стараются выделять достаточно. За этим стали следить. Но с ремонтом по-прежнему тяжело. Не всегда понятно, чья это вина, только бывает, что до детского дома деньги не доходят. Нередки случаи, когда чиновники отказывают учреждению в самых необходимых вещах. Так, в Ростовской области местная администрация объявила Азовскому детскому дому-интернату для умственно отсталых детей, что в 2009 году закупать для них памперсы не будет — нет денег. И предложила им самим изыскивать необходимую сумму. Памперсы для всех подопечных детдома стоят около 130 тысяч рублей в месяц. Как может детский дом найти такие средства самостоятельно?

Или вот на покупку «мягкого инвентаря» на одного ребёнка государство действительно выделяет около 20 тысяч рублей в год. Вроде бы достаточно, но на эти средства надо купить не только всю одежду и обувь, но также и постельное бельё, матрас, и такой «обязательный» предмет инвентаря, как прикроватный коврик. «Я честно пыталась найти ботинки дешевле 1200 рублей, чтобы были хорошие. Не нашла», — рассказывала нам директор одного детдома. Ну и как тут уложиться в эти двадцать тысяч?

Хотя в нашей стране число благотворительных организаций увеличивается каждый год, положение интернатов, детских домов улучшается очень медленно, к тому же из-за кризиса компании резко урезают средства, выделяемые на благотворительные нужды. И нужно помнить, что мы помогаем не «детским интернатным учреждениям», а детям, которые лишены семьи. Самое малое, что мы можем, — сделать их жизнь в детском доме чуть более комфортной, уютной, приближенной к семейной. Тогда они смогут почувствовать себя нужными, любимыми.

— Есть также мнение, что администрация детдомов почти поголовно ворует. Как отличить честного руководителя от плохого?

— Если давать даже самому хорошему директору возможность воровать, есть риск, что он в конце концов ею воспользуется и хоть пару тысяч в карман, но положит. Многие хотят, чтобы им помогали так — перевели деньги и не требовали никакой отчетности. Здесь нужен дотошный контроль со стороны благотворителя. При желании можно отследить каждую копейку. Но это то, что касается наших средств. Расход государственных денег мы контролировать никак не можем.

Мы сразу говорим, что нам нужны будут все документы, что мы приедем смотреть детский дом и будем контролировать все финансовые поступления. Если руководитель честный, он соглашается. Таким образом отсеивается примерно один процент директоров. Они не отказываются напрямую, но тихо исчезают с горизонта: вместо них трубку начинает брать секретарь, их самих никогда нет на месте, просишь секретаря, чтобы перезвонили, они не перезванивают.

— Как оказывать спонсорскую помощь, чтобы у детей не развивался потребительский тип личности?

— Как можно избаловать ребенка, у которого нет самого главного в жизни — родителей? На наш взгляд, это сделать невозможно. Каждый ребенок — особенный, у него свои мысли, чувства. Ему важно, чтобы его ценили, считались с его мнением, уважали. Перед тем как покупать новогодние подарки, мы попросили детей написать письма Деду Морозу о том, что они хотели бы получить на Новый год. Каждое письмо было не похоже на остальные: украшено рисунками, стихами. Мы постарались найти для каждого ребенка именно тот подарок, который он ждет. Так малыш почувствует, что о нем специально подумали, позаботились и привезли именно то, что он хотел. Особенно это замечают «взрослые» дети. Им хочется, чтобы у них было что-то свое, личное. Если дети будут жить в теплой семейной обстановке, то они смогут потом перенести эту атмосферу в свою будущую жизнь, создать свою крепкую семью.

А если у ребенка формируется при этом потребительское отношение, то это уже вина администрации детского дома, а не благотворителей. Она же отвечает за подготовку ребенка к жизни за пределами детдома. Ведь многое зависит от воспитания. Сильно избаловать можно и своего ребенка, если не прививать ему с детства положительные качества.

— Много говорят, что детские дома не справляются с воспитанием детей (выпускники пополняют криминальный слой) и что систему надо реформировать, а детдома расформировывать. Это так? И — в какую сторону реформировать?

— Реформировать нужно не детские дома, а систему, которая сейчас не поддерживает их выпускников после выхода. Если будет жилье и работа, у них появится больше шансов встать на нормальный путь. Большинство ведь идет на преступление для того, чтобы просто выжить. Поддерживать надо и приемные семьи. Сейчас сильно выросло число усыновляемых детей. Приходится даже закрывать некоторые детдома, переформировывать их, к примеру, в детские сады, потому что там почти не остается детей. Но точно так же резко выросло и число случаев так называемого «вторичного сиротства», то есть когда усыновившая ребенка семья по каким-либо причинам сдает его обратно в детский дом. А для ребенка возврат в детский дом — это огромная душевная травма.

Дело в том, что очень часто в приемной семье возникают коммуникационные и психологические проблемы. Сейчас в нашей стране подбирают ребенка под семью. «Я хочу, чтобы он был голубоглазым, спокойным и похожим на меня», — говорят потенциальные усыновители. А нужно делать наоборот — искать семью под ребенка, такую, в которой ему будет уютно, спокойно, где он будет чувствовать себя любимым. Необходимо оказывать поддержку таким семьям, предоставлять им возможность проконсультироваться со специалистами: семейными психологами, педагогами. Как показывает статистика, усыновленный ребенок первое время ведет себя образцово-показательно и родители думают, что так будет всегда. Поэтому они оказываются не готовы к тому, что через некоторое время малыш становится раздражительным, нервным, его поведение кардинально меняется. Дети ведь очень разные в детдом попадают. У многих очень сложная судьба, у большинства пьющие родители. Это не может не сказаться на их психике.

А приемные родители вдруг начинают сомневаться, было ли правильным решение взять ребенка из детского дома. И им нужно помочь, объяснить, что эти проблемы можно решить с помощью специалистов. Потом, многие считают, что, усыновляя ребенка, они делают благое дело, и он им за это будет всю жизнь благодарен. Но для того чтобы стать крепкой семьей, родителям нужно приложить очень много усилий. Это не за один день происходит, не за месяц и даже не за год. Так что, по моему мнению, надо обращать особое внимание на работу с усыновителями.

Конечно, лучше всего будет, если мы станем предотвращать отказ от детей. Для этого нужно помогать матерям-одиночкам, родителям детей-инвалидов. Но это — совсем другая история.

нужна помощь

Принципиальные подходы Благотворительного фонда «Добросердие» к оказанию помощи в лечении и реабилитации детей с ДЦП.

 

1. Общие принципы оказания помощи.
  • 1.1. Мы оказываем помощь в оплате лечения и реабилитации детям-инвалидам с диагнозом детский церебральный паралич (ДЦП).
  • 1.2. Мы взаимодействуем с законным представителем ребенка, как правило, родителем, действуя в интересах ребенка.
  • 1.3. Решение об оказании помощи в лечении или реабилитации детей с ДЦП принимается только после консультации с экспертом фонда – врачом-ортопедом.
  • 1.4. Мы оплачиваем реабилитационные мероприятия только в тех реабилитационных центрах, которые указаны на сайте нашего фонда.
  • 1.5. Мы стремимся оказать помощь максимальному количеству детей, но из-за ограниченности наших ресурсов не можем помочь всем, кто в этом нуждается.
  • 1.6. Мы не можем гарантировать, что средства будут собраны и счет оплачен к определенной дате.
  • 1.7. Мы оставляем за собой право отказать в помощи без объяснения причин.
2. Кому, и на какие цели оказывается помощь.
  • 2.1. Мы оказываем помощь детям-инвалидам с ДЦП до 18 лет, являющимся гражданами РФ, проживающими в регионах Москва и Московская область, независимо от национальности, убеждений, вероисповедания.
  • 2.2. Мы помогаем семье ребенка-инвалида с ДЦП оплатить дорогостоящее лечение или реабилитацию, в т.ч. покупку технических средств реабилитации.
3. Условия предоставления помощи.
  • 3.1. Мы не переводим средств на счет законного представителя ребенка, мы оплачиваем счет на лечение или реабилитацию за законного представителя ребенка.
  • 3.2. Мы считаем обязательным документальное подтверждение законным представителем ребенка обстоятельств и фактов, на которые есть ссылки в письме-обращении в фонд.
  • 3.3. Мы не оплачиваем счет за лечение или реабилитацию без оформления договора пожертвования, регламентирующего как, на что и в какие сроки будут эти средства израсходованы.
  • 3.4. Законный представитель ребенка-инвалида может планировать точную дату лечения (в т.ч. обследований) или реабилитации (в т.ч. приобретения ТСР) только после того, как  денежные средства поступили от фонда на расчетный счет организации, выставившей счет. В иных случаях фонд не несет никаких обязательств по оплате.
  • 3.5. Мы считаем обязательной отчетность законного представителя ребенка (родителя) о целевом использовании средств в соответствии с договором.
4. Фонд не оплачивает
  • 4.1. Мы не оплачиваем услуги экстрасенсов, биоэнергетиков, шаманов, колдунов и ясновидящих.
  • 4.2. Мы не оплачиваем продукты питания, за исключением случаев, когда питание является лекарством.
  • 4.3. Мы не оформляем никаких документов и ничего не оплачиваем прошедшим числом.
  • 4.4. Мы не оплачиваем аренду жилья.
Подпишитесь на рассылку
Делимся отчётами, рассказываем о жизни фонда и подопечных.
Подпишитесь на рассылку
Делимся отчётами, рассказываем о жизни фонда и подопечных.